Home » » Я, смерть или Дао Безразличия

Я, смерть или Дао Безразличия

Written By Դասերի աշխարհում on Friday, March 27, 2015 | 10:47 PM


Բայանդուր Պողոսյան

Я - ...
- Я одинок?
- Да, я одинок.
- Почему?
- Глупый вопрос. Если бы я знал, то помог бы сам себе.
- Я не хочу быть одиноким?
- Не знаю. Сначала это угнетает, но потом приходит отчуждение и то же самое одиночество становится необходимым, как воздух.
- Меня бросили?
- Не думаю. Вокруг всегда хватало хороших людей. Думаю, дело скорее во мне. Знаешь, я однажды прошел тест «Какая вы картина», и какой же был результат - «Крик» Мунка.
- Что это за рисунок? Расскажи мне о нем.
- Человек, может быть - даже я. Ему не грозит какая-либо реальная опасность, он просто стоит посреди огромного безразличного мира. Это безразличие, умение делать больно и при этом не совершать зло, страх перед безразличием, страдание. Все это скопилось и вырвалось в диком крике. Он в каком-то страшном экстазе, в кататоническом трансе - не замечая ничего и никого, просто кричит, и единственная его связь с миром - его страх. Кричит, быть может в глубине души надеясь получить ответ, отзыв от мира. Но мир глух к его крику.
- Он всегда был глух ко мне.
- Может быть. А может - просто мне так кажется.
- И я кричу, как в предсмертной агонии.
- Кому это интересно?
- Мне.
- Постоянно бегу от идеи Селинджера. А может он прав? Может быть, человек не может сделать мир лучше?
- А зачем делать мир лучше? Лучше, но для кого? Делая мир лучше для одного, я обязательно сделаю его хуже для других.
- Я думаю обо всех?
- Если не я, то кто же тогда?
- Делаю за Бога его работу?
- А кто есть Бог?
- Тот, кто имеет право решать за всех.
- Тогда Бога нет. Каждый должен решать за себя сам и нести ответственность за свои решения и поступки. Другие могут лишь помогать, как могут или хотят, но никак не навязывать свою помощ и идеалы.
- Кто я?
- Никто. Человек, лишенный пути и целей.
- А может я и не терял их? Может, я просто отрицаю их, чтобы сбежать? Может, я их отрицаю, чтобы легче было отрицать боль?
- Я не знаю.
- Знаю.
- Я не хочу знать.
- Я боюсь?
- Нет. Просто это больше не имеет значения.
- Опять побег, да? А может это все игра? Может, я жду «прекрасную принцессу», которая поможет мне «обрести себя».
- Вряд ли это игра. Ведь я отдаю себе отчет в том, что мои чувства к ней превратятся в зависимость? Что я буду счастлив, только когда буду держать ее за руку, целовать ее губы, ласкать ее тело? Знаю ли я, что буду страдать, даже когда буду с ней? Буду бояться за нее, за себя?
- Да, знаю. Знаю так же, что вряд ли когда-либо снова научусь доверять. Но все же, не смотря на свой страх, я буду счастлив. И сделаю ее счастливой.
- А как я узнаю ее?
- Она приручит меня, как дикого зверя - но не силой, а лаской. Не волей, а любовью.
- А ей хватит на это сил, любви и терпения?
- Если она та самая, то хватит.
- Я идеалист. Хренов тупой идеалист.
- Но мой идеализм оправдается в любом случаи.
- Даже если она не появится?
- Даже если она не появится.
- Что же будет тогда со мной?
- Смерть - девушка, которая всегда будет меня ждать. Она никогда не предаст и всегда поймет.
... Смерть.
- Умирая, я убью весь мир?
- Для себя - да. Но есть люди, судьбы которых не станут мне безразличны даже после смерти.
- Не обманывай себя. Смерть сделает тебя безразличным ко всем и всему.
- От женской руки. Только женщине я доверюсь настолько, чтобы стать уязвимым.
- Когда же я умру?
- Не знаю, и даже не хочу знать. Пропадет все удовольствие от сюрприза.
- Я одинок?
- Пока жив - да.
- А когда умру, то больше не буду?
- А когда умру, то больше не буду вообще.
- Умирать страшно?
- Умирать рано, когда бы это не происходило - слишком рано.
- Что я оставлю после смерти?
- Точно знаю - по крайней мере один гниющий труп. Остальное будет уже все ровно.
- Я покончу с собой?
- Может быть, если опять переживу свою смерть.
- Но, я же сказал, что умру только от женской руки.
- Поверь мне - в этот момент моя рука будет более женской, чем чья-либо.
- Я плачу?
- Может быть. А может, и нет. Мои чувства отупели настолько, что чувствую лишь внутреннюю горечь, которая застревает в горле, а потом мало-помалу выливается из глаз. А может все это - я, смерть, все - лишь чей-то ночной кошмар?
- Почему кошмар? Ведь не все так плохо. Одна смерть чего стоит.

- Нет в смерти ничего хорошего. И плохого тоже нет. Она безразлична.
SHARE

0 comments :

Post a Comment